23 марта 2021

ВС допустил оплату ипотеки мужа-банкрота за счет жены

Супруги совместно взяли квартиру в ипотеку. Через несколько лет мужа признали банкротом, а следом жена погасила оставшийся долг по кредиту. Квартиру сначала исключили из конкурсной массы как единственное жилье, но суды признали оплату недействительной, потому что она поставила банк выше других кредиторов. Верховный суд заставил рассмотреть спор заново, поскольку нужно выяснить, какими именно деньгами супруга оплатила долг.

Ипотека, банкротство и подарок от тещи

В 2015 году Николай Пугачев и его жена Дарья взяли в Сбербанке ипотечный кредит на покупку квартиры. Срок договора составил 20 лет, а общая сумма кредита – всего 760 000 руб. А уже в 2017 году АС Краснодарского края признал Николая Пугачева банкротом. Суд ввел процедуру реализации имущества и назначил Александра Гвоздевского финансовым управляющим. 

В 2018 году Дарья Пугачева внесла в банк 125 091 руб., подаренные родителями, и досрочно погасила оставшийся долг по ипотеке. После этого квартиру исключили из конкурсной массы, так как это было единственное жилье должника. Финансовый управляющий Александр Гвоздевский посчитал, что таким образом требования Сбербанка были удовлетворены во внеочередном порядке, а банк получил преимущество над другими кредиторами. Поэтому управляющий оспорил сделку в судебном порядке.

Первая инстанция не увидела уменьшения конкурсной массы должника в результате погашения кредита и отказала управляющему. Но 15-й ААС пришел к выводу, что платеж нарушает порядок погашения требований по общим обязательствам супругов, и признал его недействительным. АС Северо-Кавказского округа с ним согласился. 

Это не устроило Сбербанк, который пожаловался в Верховный суд. В кассационной жалобе юристы банка обратили внимание на тот факт, что обязательства супругов по кредитному договору были солидарными, поэтому платеж Дарьи Пугачевой не нарушил права кредиторов.

Дар – собственность супруга

По мнению тройки судей ВС во главе с Екатериной Корнелюк, суды проигнорировали самый важный для решения подобного спора вопрос – кому принадлежали деньги, которыми Дарья Пугачева погасила долг. Супруга должника отмечала, что получила деньги в подарок от родителей. Имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, является его собственностью, напомнил ВС со ссылкой на нормы Семейного кодекса.

«Вопрос об источнике денежных средств, направленных на погашение кредита, имел ключевое значение для правильного разрешения спора, так как от него зависит возможность квалификации сделки как совершенной за счет должника», – определили судьи.

Экономколлегия отменила решения трех инстанций и направила дело на пересмотр в АС Краснодарского края (дело № А32-41264/2017).

Первое в своем роде

В практике нижестоящих судов подобных ситуаций с оспариванием платежей по погашению кредитных обязательств членами семьи должника немало, отмечает Тимур Баязитов, ведущий юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры . По словам эксперта, подходы к рассмотрению подобных споров «в целом выработаны». 

Это подтверждает и юрист ЮрТехКонсалт Анастасия Лысенко. Она приводит два примера из практики, в которых суды разобрались правильно и без разъяснений ВС: в делах № А40-17268/2018 и № А50-16438/2017 суды выяснили, что ипотеку покрыла жена банкрота с помощью денег, полученных от продажи своей квартиры.

Но дело Пугачевых – первое, которое дошло до Верховного суда. Нижестоящие суды не установили источник средств, которыми супруга должника погасила обязательства перед банком, а это главное, что нужно выяснять в подобных спорах. «Детальное и качественное изучение обстоятельств может только способствовать эффективному и справедливому проведению процедуры банкротства гражданина», – объясняет юрист.

Верховный суд последовательно продолжает указывать нижестоящим судам, что при рассмотрении дел не следует «ехать по наезженной колее» и принимать формальные решения.

Тимур Баязитов

При этом юристы усомнились в том, что такая позиция ВС «развяжет руки» недобросовестным должникам, которые захотят оплачивать совместные долги, предварительно заключив фиктивный договор дарения. Лысенко в подтверждение своих слов сослалась на дело № А66-20787/2017 со схожими обстоятельствами и отметила, что практика уже выработала эффективные способы борьбы с мнимыми и притворными сделками. Дарственные неоднократно использовались для передачи активов и ценностей родственникам и доверенным лицам, и эта схема практически себя исчерпала, подтверждает Баязитов.

По его словам, решение ВС как раз направлено против любых возможных злоупотреблений – как со стороны должника, так и со стороны кредиторов. Ведь оно требует от суда детально изучить происхождение денежных средств, которыми был погашен кредит.

Максим Вараксин, Право.ru