6 ноября 2020

Вознаграждение арбитражного управляющего: как определить справедливый уровень

Статья основателя и руководителя правового бюро Эдуарда Олевинского для журнала "Корпоративный юрист"

Вопрос о правовом положении арбитражного управляющего по сей день вряд ли можно назвать решенным. Неясности остаются как в отношении характера деятельности управляющего, так и в отношении характера его вознаграждения.

В судебной практике довольно часто можно встретить ссылку на общеизвестное дело Европейского суда по правам человека «Котов против России». Например: «…выполнение обязанностей конкурсного управляющего представляет собой особую публичную деятельность. Роль арбитражного управляющего определена, в частности, в постановлении от 14 января 2010 года Первой секции (Палаты) Европейского суда по правам человека (дело „Котов против России“ (Kotov v. Russia) №  54522/00). Европейский суд подчеркнул, что назначенный арбитражным судом конкурсный управляющий является „представителем государства“. На основе анализа правового статуса конкурсного управляющего Европейский суд по правам человека пришел к выводу, что конкурсные управляющие назначаются судом для осуществления под его наблюдением конкурсного производства и, следовательно, осуществляют функции публичной власти».

Как ни странно, эта цитата из отмененного постановления особенно популярна у судей — ее массово используют в делах о привлечении арбитражных управляющих к административной ответственности судьи Третьего арбитражного апелляционного суда, последнее упоминание я встретил в постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.08.2020 №  09АП-1621/20 по делу №  А40-263221/2019, — притом что Большая палата Европейского суда по правам человека пересмотрела это постановление и пришла к обратным выводам.

Продолжение статьи читайте по ссылке.

Эдуард Олевинский, журнал «Корпоративный юрист»